8ad0e665

Горай Борис - Либерея Раритетов



БОРИС ГОРАЙ
ЛИБЕРЕЯ РАРИТЕТОВ
Повесть
I
Дождь моросил не переставая. Еще вчера белый и пушистый, сегодня снег
потемнел. Могильные холмики обретали свои обычные формы.
Когда небольшая похоронная процессия вступила на территорию кладбища,
Светлана еще теснее прижалась к мужу. Глаза ее, воспаленные от слез,
выражали несвойственную покорность.
Катюшка то и дело порывалась выдернуть свою крохотную ладошку в варежке
из большой руки отца и порезвиться. Девочка беспрестанно вертела головой и
про себя, чуть шевеля губами, читала фамилии на мраморных досках и
табличках. Смерть бабушки ее не испугала, тяжесть и боль утраты не
сдавливали сердечка.
Киму казалось, что потеря, к которой он был готов, зная о безнадежном
состоянии давно болевшей тещи, вызовет в нем тяжелые переживания. Но все
оказалось проще, как-то будничней и спокойней. Теща умерла ночью, во сне.
А утром он уже обзванивал родственников и близких знакомых.
Гроб опустили в могилу тихо и быстро. Застучали по его крышке комья
глины и смолкли. Вырос холмик. Его подровняли. Грубо, лопатой обрубили
стебли цветов и воткнули их в мокро-мерзлую землю. Ким обнял одной рукой
жену, другой - дочку и повел их к выходу. Они проходили мимо старых могил.
Вокруг одних высились подобия склепов, сваренные из полос или прутьев
металла и старательно выкрашенные, другие стояли даже без оград, всеми
забытые, едва угадываемые под осевшим снегом.
Ким шел уверенно. Он хорошо знал городское кладбище. Часто, особенно
осенью, приходил сюда на этюды. Тишина и покой помогали ему одновременно
отдохнуть и сосредоточиться. Именно здесь догадки и предположения
выстраивались стройными рядами, разрозненные, а порой и противоречивые
факты занимали свое место...
У выхода, будто очнувшись, Светлана отстранилась от мужа, мельком
глянув в зеркало, поправила на голове сбившийся черный платок, отряхнула
варежки дочери, оглядела Кима и грустно улыбнулась. Даже сейчас она не
могла отказать себе в невинном удовольствии полюбоваться мужем. Высокий,
широкоплечий, иногда резкий в движениях, он всегда внушал ей спокойствие и
уверенность в себе. На обрамленном каштановыми волосами смугловатом лице
его с широко поставленными серыми глазами несколько маленьких коричневых
родинок казались естественным украшением.
Светлана знала, что, нравясь женщинам, сам Ким относится к своей
внешности пренебрежительно, хотя по долгу службы всегда был предельно
аккуратен.
У ворот кладбища их ждал служебный автобус, который Киму выделили в
связи с похоронами тещи.
Здесь же, неподалеку, оказалась черная "Волга" отдела уголовного
розыска. Ким надел шапку и подошел к машине. Семеныч, как всегда,
внимательно изучал журнал "За рулем". Они у него не переводились: то ли
старые перечитывал, то ли новые читал по месяцу.
- Ты чего, Федор Семеныч? - заглянул Ким в открытое окно.
Водитель, не отрывая взгляда от журнала, мотнул головой в сторону. Они
уже виделись сегодня утром, когда Ким забегал на работу перед похоронами.
Тогда молчаливый Семеныч вылез ему навстречу из машины.
что делал исключительно редко и очень неохотно. Он вплотную подошел к
Киму и глухо сказал:
- Ты это, держись. Вот. Что же тут... - и пожал Киму руку.
Сейчас же он даже не удостоил его взглядом. Повернувшись в ту сторону,
куда кивнул Семеныч, Ким увидел подходившего к ним Вадима. Сычев спрятал
подбородок в толстый, домашней вязки шарф, воротник пальто из бежевой
плащевой тканп с теплой подстежкой был поднят. Вадим непрестанно шмыгал
носом,