8ad0e665

Горбань Валерий - Песня О Бойне (Фрагменты)



Валерий Горбань
Песня о бойне
Фрагменты. Полная версия повести "Песня о бойне" готовится к изданию
- Я не хотела бы быть на той стороне, против которой этот Абадонна, -
сказала Маргарита, - на чьей он стороне?
... - Я успокою вас. Он на редкость беспристрастен и равно сочувствует
обеим сражающимся сторонам. Вследствие этого и результаты для обеих сторон
бывают всегда одинаковы.
( М. Булгаков. "Мастер и Маргарита")
Боюсь, что сердце отболит
И примет функции желудка,
В чернила кровь переварит...
И жутко. Жутко. Жутко...
(Анатолий Ягодин, военный корреспондент,
старший лейтенант,
погиб в Чечне 18 апреля 1996 года.)
(C)
ВКУС ВОЙНЫ
Эх, война, война!
Впереди толпа гудит. Площадь народом запружена. На подходе к ней тоже
кучки людей стоят, ненавидящими взглядами нас обжигают.
Митинг очередной.
Ну их к Аллаху. Через этот улей ехать - дураком надо быть. Либо пулю
всадят исподтишка, либо вообще на машину полезут, попробуют заваруху
какую-нибудь учинить. Омоновцев, конечно, могут и побояться. У нас народ
отчаянный, дойдет дело до драки - гранатами дорогу зачистим. Да только зачем
зря грех на душу брать. Женщин полно.
Нормальные герои всегда идут в обход. Плохо, конечно, что улочки
незнакомые. Правда, меньше шансов на засаду напороться, нас ждут на
постоянных маршрутах. Зато можно с любой другой неожиданностью столкнуться.
Есть районы, где боевики в открытую разгуливают.
А хочется побыстрей домой, на базу. В кабине УРАЛа, на командирском
сиденье огромная длинная дыня лежит. Специально на рынок заезжали. По жаре
такой на эту фруктину чудесную спокойно смотреть невозможно.
- Ничего, скоро мы до тебя доберемся, правда, Винни?
Водитель, добродушный крепыш, родной брат Винни Пуха, согласно кивает
головой и непроизвольно сглатывает слюну. Он целый день сегодня за рулем,
еще и с обедом пролетел. Пока другие перекусывали в столовой
ГУОШа1, Пух где-то хлопотал с погрузкой вещевки для отряда.
- Змей, смотри!
- Вижу.
"Сферу"2 - на голову, дверцу приоткрыл, ей же и прикрываюсь:
броник мой на дверке висит. Не вывалиться бы, когда Винни тормознет.
Молодец Пух, вроде от дороги глаз не отрывает, а суету непонятную
впереди по курсу засек.
Слева, на краю пустыря большого, авторыночек. Киоски и просто столы на
небольшой площадке стоят, запчасти поразложены. Но люди не торгуются, у
столов не трутся. Люди за киосками поприседали, под столы забились.
Несколько человек на земле лежат. Кто неподвижно, руками голову закрыв, а
кто бочком-бочком старается за кучу мусора заползти. Справа еще интересней.
УАЗик, а за ним двое в камуфляже, с автоматами. Нас увидели, но смываться не
торопятся. Наоборот, руками машут, останавливают. Один еще и в сторону рынка
показывает, мол, туда поглядывайте.
Мы, дорогой, везде поглядывать будем. Здесь недогляд смертью пахнет.
Тем более, нехорошее место, открытое. Только справа панели бетонные свалены,
да впереди - узкая улочка с домами частными. Но до них еще добраться надо.
Если оттуда стрелять не начнут...
- К бою, слева - справа!
Хлопцы мои не зевают, уже как надо стоят: вдоль бортов, разом - на
колено. Оружие - наизготовку. Борт железный, да скамейка деревянная - не
велика защита, но от осколков прикроют. Шлемы и броники тоже не бумажные. А
дальше - каждому своя судьба.
А моя доля - командирская.
Не зная обстановки, за секунды считанные, принимай решение, как
поступить. Может, спектакль все это, отвлечение для засады. И надо, пока не
поздно, назад рвать, огнем прикрываясь. Може



Назад