8ad0e665

Горбань Валерий - Закон Выживания



Валерий Горбань
Закон выживания
Не только ты меня об этом спрашивал. Я сам себя об этом постоянно
спрашиваю. И с ребятами, когда собираемся, тоже об этом часто спорим.
И никто ответить не может: как же так получается?
Едут на броне десять бойцов. Выстрел - хлоп! Девять - живых. Один -
"двухсотый". Почему он? Почему не тот, что слева? Почему не тот, что справа?
Или фугас - ша-арах! Шесть "двухсотых". Три "трехсотых". А на одном - ни
царапины. Опять же: почему он уцелел? Не тот, что без половины черепа лежит.
Не тот, что без ступни ползает.
Никто не ответит. Никогда не ответит.
И все же есть Законы выживания. Они простые очень. Правда, даже если
все их соблюдать, это еще не значит, что жизнь тебе гарантирована. Почему?
Одни говорят, что Господь к себе лучших забирает. И не смерть это, а переход
в новую, лучшую жизнь, тяжким ратным трудом заслуженную. Другие плечами
пожимают: лотерея, закон больших чисел. Кому-то должен этот жребий выпасть.
В общем, выше это разумения человеческого.
Зато, если эти Законы не соблюдать - то тебе из войны уже точно не
выйти.
А самый главный их них я для себя давно вывел: надо верить в то, что
делаешь, и надо делать то, во что веришь.
Когда не веришь, то ты без всяких исключений - покойник. Даже если с
войны без царапины вернешься, ты - покойник. Тело еще бродит. А душа твоя -
"двухсотый". Побродишь еще, потаскаешь это тело. И уйдешь. Хорошо, если сам,
один. Хорошо, если другим беды еще не наделаешь.
А если веришь...
Мне вот, когда про свою роту рассказываю, обычно говорят:
- Это просто ты сейчас за своими парнями скучаешь, вот они тебе и
кажутся золотыми, да серебряными.
Или вообще:
- Хорош, мужик, заливать. Всякое мы про контрактников слыхали, но какие
ты сказки рассказываешь...
А я и сам бы не поверил, если бы мне кто другой рассказал. Знаешь, как
в анекдоте про черта, который пять лет всех баб бл...довитых в один самолет
собирал? А тут - с точностью до наоборот: чей-то ангел-хранитель в одну роту
всех классных мужиков свел. Причем - разными путями. Один - чужую машину
разбил, в долги влетел. У другого - работы нет, дома нелады пошли. Я в Чечню
вернулся, чтобы слово свое выполнить, которое сам себе дал, когда нас, после
Хасавюртовского мира, оплеванных оттуда вышвырнули... короче, у каждого
свое.
Когда в Новочеркасске собрали батальон, стали формироваться. Кто в
разведроту просился - как-то сразу и скучковались. Еще познакомиться не
успели толком, а уже будто ниточки между нами протянулись.
В первый же вечер у нас в казарме заварушка маленькая приключилась.
Народ понажрался, кто от скуки, кто от страху перед будущим. Были и те, кто
уже повоевать успел, в первую кампанию. Ну и завелись некоторые:
- Все равно на смерть идем! Давайте деньги авансом! Мы сейчас гулять
хотим!
Вижу, обстановка накаляется с каждой минутой. Психоз вот-вот массовый
попрет. А ведь батальон целый, с оружием. Делать нечего. Вышел на середину
казармы:
- Хорош орать! Что и за что вы требуете? Родина от вас еще ничего,
кроме заблеванных подушек, не видела. Кто умирать собрался, возвращайтесь
домой. Там сопли лейте, или помирайте. А кто жить собирается - спать
ложитесь. Завтра в дорогу.
Я их не боялся, крикунов этих. Надо было бы - остудил бы пару-тройку.
Но вижу - разведчики мои будущие ко мне подтянулись. Встали рядом.
И как-то успокоилось все сразу.
Вот тогда-то и почувствовали мы все, что больше нет нас поодиночке.
Есть рота. И именно тогда мы приняли наши правила. Не мародерств



Назад