8ad0e665

Горбатко И - Дело Полковника Петрова



ГОРБАТКО И.
ДЕЛО ПОЛКОВНИКА ПЕТРОВА
Как я развел высокопоставленного представителя МВД с коммунизмом.
Майкл Бялогуский
Введение
Когда 3 апреля 1954 года полковник Владимир Михайлович Петров покинул
советское посольство в Канберре и попросил политического убежища в
Австралии, он стал центральной фигурой одной из самых громких
дипломатических сенсаций своего времени.
И хотя Королевская комиссия, назначенная после побега Петрова, выявила
потрясающие свидетельства советского шпионажа в Австралии, истинный масштаб
дела Петрова тогда ещё не был полностью осознан. Географическая
изолированность Австралии лишила остальной мир возможности реально ощутить
драматизм и значение событий, которые происходили до и после начала
слушаний комиссии.
Представляя сейчас читателю все это дело в полном объеме, я могу с
уверенностью заявить, что мне одному известно большинство его фактов, так
как именно я был секретным агентом и принимал в нем участие с начала до
конца.
Значимость дела полковника Петрова для западных демократий особенно
ярко проявилась в эпизоде, который произошел в один из февральских вечеров
1954 года за два месяца до побега Петрова.
На самом остром этапе работы по этому делу, мою квартиру посетил
заместитель генерального директора Австралийского Агентства по Разведке и
Безопасности мистер Ричардс. Такое посещение был довольно необычно, и
вскоре стало ясно, что визит Ричардса носил совсем не светский характер.
- Понимаете, доктор, - сказал Ричардс, - в разработке Петрова есть
один аспект, который может придать этому делу характер вехи в истории.
Такое возможно только при условии, если он добровольно примет решение
перейти на нашу сторону.
- Как вы знаете, после смерти Сталина произошло заметное изменение во
внешней политике Советского Союза. Правительства западных демократических
государств очень хотели бы знать, отражают ли эти изменения истинные
тенденции в политике советского правительства или это была просто уловка,
имеющая целью внушить нам ложное ощущение безопасности. К настоящему
времени мы не располагаем достаточным объемом надежной информации, чтобы
определенно принять первую или вторую версию. Если Петров перейдет на нашу
сторону, и если он, как мы это предполагаем, действительно является
высокопоставленным сотрудником МВД1, тогда он сможет дать нам ответ на этот
вопрос.
Оба "если" стали реальностью.
Теперь уже всем известно, что в апреле 1954 года Петров перешел на
Запад. Также известно, что он действительно занимал высокое положение в
структуре МВД. И именно в этом заключалось огромное значение перехода
Петрова, значение, которое ускользнуло тогда от внимания многих
исследователей - международников.
Некоторые из них сравнивали дело полковника Петрова с делом Игоря
Гузенко, но это едва ли корректное сравнение. Гузенко был шифровальщиком в
советской дипломатической миссии в Канаде. Он был мелким служащим, в
функции которого входили только шифрование и дешифровка. Он, судя по всему,
передал неоценимую информацию, которая привела на скамью подсудимых Ханса
Фукса, Аллена Нан Мэя и других. На этом его ценность начинается и на этом
же она заканчивается, то есть на разоблачении советской сети шпионажа среди
ученых - атомщиков.
Петров же, помимо официально занимаемых им постов третьего секретаря и
заведующего консульским отделом посольства, был ещё полковником МВД и
руководителем сети МВД в Австралии. До своей командировки в Австралию, он
четыре года пробыл руководителем сети МВД в



Назад