8ad0e665

Горбатов Дмитрий - Размышления О Льве Толстом - И Не Только



К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЛЬВА ТОЛСТОГО
Дмитрий Горбатов
Размышления о Льве Толстом - и не только
(посвящается "Энергии заблуждения" Виктора Шкловского)
Человек предстаёт
в виду Океана
цедящей семя
крайней плотью
Пространства: Седину
слезой серебря,
Человек есть конец
самого себя.
И вдаётся во Время!
Иосиф Бродский
Лев Толстой - раздражает.
Очень раздражает.
Раздражение дошло даже до Хармса - в виде серии его "Литературных
анекдотов", из которых многие начинаются одной и той же безумной фразой:
"Лев Толстой очень любил детей".
В пьесе "Плоды просвещения" один крестьянин-проситель тоже
периодически повторяет одну и ту же фразу: "Не то что скотину, курицу,
прямо скажем, и ту выпустить некуда!"
Сказанная в первый раз, эта фраза - образ.
Во второй раз - стиль. В третий - смех. В четвёртый - недоумение.
В пятый раз - зритель/читатель может начать думать, что перед ним
пьеса не Толстого, а Зощенко.
Но в шестой, седьмой, и восьмой раз сказанная - эта фраза
раздражает.
Что, Толстой - так наивен?
или издевается?
- И то, и другое.
Злосчастная эта "курица, которую, прямо скажем, и ту выпустить
некуда", - рефреном "заела" у Хармса в образе "Льва Толстого, который
очень любил детей".
Теперь - о детях, которых Лев Толстой (хармсовский) "очень любил".
- Не смешно. Никогда Толстой не размышлял о детях всерьёз. Большее,
что он мог для них сделать, - написать цикл нравоучительных сказок, тошнее
которых (разве что) - екатерининские оды Сумарокова и Тредиаковского.
Меньшее, - оставить наследство в деньгах и в недвижимости (именно этого -
для своих детей - он сделать не захотел).
Дети для Толстого - инструмент.
Как и все его персонажи.
Как и русский язык, - который пока ещё не стал Главным Героем.
(Станет! К этому - вернусь.)
Те, кто прочли Льва Толстого, но не знают, что он ЛЕВ ТОЛСТОЙ (об
этом знают только в России), легко могут подумать, что Толстой - это
русский Голсуорси.
Набоков - знал: Толстого - боготворил, Голсуорси - не выносил.
Ненавидел! :Тоже издевался. ("Ученик" Льва Толстого:)
А вот к этому - непременно вернусь. Просто обязан: ведь более тёплых
слов о Толстом не сказал, кроме Набокова, никто. Даже Чехов.
Даже Софья Андреевна.
Даже - Ленин!
* * *
А Льва Толстого раздражал Шекспир.
Раздражал страшно - как раздражает любого человека собственное
отражение. (О Зеркале ещё будет речь.)
Толстой отражается в Шекспире.
С одной только разницей. Шекспир - не написал бы
"Хаджи-Мурата"; Толстой - "Короля Лира".]
У обоих авторов есть одно фундаментальное сходство: все главные
герои - и любимые, и ненавидимые - всегда обречены. Будь то
принц Гамлет - или князь Болконский;
король Клавдий - или имам Шамиль;
Ромео - или Хаджи-Мурат;
Корделия - или Холстомер;
Офелия - или Анна Каренина:
- не важно!
Но есть у обоих авторов одно серьёзное отличие.
Для Шекспира - сверхсмысл: Жизнь ужасна, но исправить её никто не
может. Он пишет - Трагедию.
Для Толстого - сверхсмысл: Жизнь ужасна именно потому, что исправить
её никто не хочет! Он пишет - толстый Роман: руководство к тому, как -
куда - нужно исправить Жизнь.
Но Толстой не ограничился Романом. Он ещё написал письмо Николаю
Второму, в котором потребовал
- потребовал! у Императора (хорошо, что император был не китайский,
а то так бы мы Толстого и видели)!! -
провести немедленно реформы. Иначе, предупреждал, будет Катастрофа.
Николай Второй - Гамлет российской истории - не верил Толстому:
искал доказательств. (Доискался!)
! - Специальный пр



Назад