8ad0e665

Горбенко Людмила - Маг-Новобранец 2



ЛЮДМИЛА ГОРБЕНКО
ДЖИНН ИЗ ПОДЗЕМКИ
МАГ-НОВОБРАНЕЦ – 2
Аннотация
Занятия настоящей наукой очень затягивают; причем иногда до такой степени, что не знаешь, как и выбраться. В этом Квайлу пришлось убедиться на собственном опыте. Всего пару недель в учениках алхимика, а уже брови опалены, лицо в синяках, сам в бегах, на запястьях наручники, под мышкой сексуально озабоченный хомункулус, а зомби-гномы идут по следу, требуя вернуть похищенный кристалл катализатора.
А не надо было студенту в подземку соваться? сам виноват. В Каперии всякий скажет: подземка штука опасная…
Черти не водятся в тихом омуте. Черти в нем работают.
Маленькое уточнение к известной поговорке
Воспоминания, в отличие от рукописей, не горят.
Из опыта сотрудников карантинной камеры
…Карантинная камера — одно из самых жутких мест преисподней. Лица утилизаторов огрубели и растрескались, а глаза слезятся от постоянного, почти нестерпимого жара.

Глубина утилизационной печи такова, что брошенный предмет издает прощальное «бум» не ранее, чем сосчитаешь до шестидесяти шести, хотя чаще всего сгорает молча, не успев добраться до дна. Огонь ненасытен, он тянет кверху свои жаркие руки, требуя пищи, и раздраженно трещит, получив слишком мало.
Впрочем, для него всегда находится, чем поживиться, мусора в аду хватает. К тому же специфика работы носителей Отрицательной сущности (в просторечии — чертей) такова, что нет-нет да и принесешь с задания какую-нибудь незапланированную штуку, категорически запрещенную на территории Организации. То святая вода одежду закапает, то не в меру ретивый клиент ухитрится на прощание опустить в карман полевой формы записочку-напоминание со своим заказом, совершенно не заметив, что использовал в качестве бумаги церковный бланк «За здравие»… Что делать, приходится трудиться в сверхсложных условиях!
Кроме сжигания мусора карантинная камера прекрасно приспособлена для уничтожения материальных объектов, принадлежащих Организации, по указанию вышестоящего начальства. Вот как сегодня.
…«Глаз» № 1680! Приговор административного Совета: на переплавку! Следующий!…
Черные языки пламени весело заплясали в жаркой глубине, пожирая жесткий крылатый корпус «глаза» и разноцветные микросхемы. Последняя искра, взлетевшая к закопченному потолку, возвестила о кончине невидимого смертным электронного прибора, верой и правдой транслирующего в эфир все, попадающее в поле его зрения.

Объективно и бескомпромиссно, без выходных и праздников, без купюр и комментариев. За что и поплатился.
Мы с толстяком черти опытные: я проживаю уже четвертую по счету жизнь, он — пятую. Оттого не шелохнулись, хотя затянувшаяся процедура нам уже успела порядком надоесть. Наша напарница, более молодая и чувствительная, устало склонила рожки и прикусила завитой кончик хвоста:
— Товарищ куратор… может, остальных не надо, а?
— Надо, Вторая, надо, — твердо ответил микрофон голосом курирующего администратора. — Они стали свидетелями дела особой секретности. А со свидетелями что делают? То-то и оно. Крепись, детка, немного осталось…
Очередной приговоренный, извлеченный из мешка, забился в когтистых ухватах утилизатора. Но на равнодушного, затянутого в несгораемый комбинезон палача пантомима не произвела никакого впечатления. «Глаз» был аккуратно водружен на край печи в ожидании своей трагической участи.
Все согласно инструкции. Чтоб ее…
Круглый зрачок-камера уставился на меня с немым укором и осветился изнутри. Вся прошедшая жизнь электронного наблюдателя побежала перед его мысленным взором



Назад