8ad0e665

Горбовский Александр - Эксперимент С Неуправляемыми Последствиями



Александр Горбовский
Эксперимент с неуправляемыми последствиями
Это было недоброе утро. И недобрым был его мертвенный свет над
пустынным космодромом. Ровная, как стекло, поверхность космодрома выходила
из-за горизонта и уходила за горизонт.
Здесь проходила черта, по другую сторону которой начинался Космос. И
начинались иные масштабы времени, пространства и всего сущего.
В предрассветном пепельном свете стояли трое. Они ждали, когда из мглы
возникнет сияющий шар корабля, чтобы, прочертив ослепительную дугу,
исчезнуть в темном жерле шахты.
Этот участок космодрома считался карантинным. Здесь шахты, скрытые
глубоко под землей, принимали редкие корабли из опасных, далеких и
малоизвестных концов Вселенной.
Звездолетчик Мартель, самый младший из троих, был здесь впервые. Другим
был начальник Проекта. Третьей была женщина.
Куда бы ни посмотрели они, ландшафт везде был одинаков. Зеркальная
поверхность космодрома отражала нависшую над ней мглу, и в этой
беспрерывной протяженности не было ни проблеска, ни просвета.
Так стояли они. Временами начальник произносил какие-то незначащие
слова, не имеющие отношения к тому, почему оказались они здесь. Мартель
кивал головой, думая о своем.
Женщина не обращала внимания на них обоих. Женщина, о которой было
известно лишь ее звание, малоприметными звездочками обозначенное на
рукаве. Она была из Службы Благополучия.
Пилот корабля, возвращения которого ждали они, был мертв. Это был
третий за последнее время. Все они один за другим погибали на планете
Цевера. При обстоятельствах загадочных и непонятных. Мартель был
четвертым, кому предстояло отправиться на эту планету, чтобы выяснить
причину гибели тех, кто не смог вернуться живыми, и выполнить задание.
Сверкающий шар появился внезапно. И, вычертив огненную дугу, бесшумно
ушел а провал ближней шахты.
Третий пилот погиб так же, как и двое других. Он лежал у подножия
пульта с широко раскрытыми глазами и с выражением ужаса на застывшем лице.
Он умер мгновенно.
Как и у первых двух, это произошло через несколько минут после посадки
на планете. Как и другие, он не покидал корабля, и силовое поле,
окружавшее корабль, оставалось включенным.
Установив маяк, Мартель должен был сделать то, что было не менее важно:
узнать, отчего погибли те, кто побывали на Цевере. И, кроме того,
устранить опасность для маяка, если такая существует.
Вступив в строй, маяк замкнет собой цепь сверхдальней связи. Кто-кто, а
Мартель хорошо знал, как это важно в Космосе. Корабли, потерявшие
направление, корабли, заблудившиеся в пространстве, обретали теперь
путеводную нить, уводящую их от гибели. Мартель думал о тех, кто будет
принимать сигналы его маяка. Даже когда сам он и дети его детей обратятся
в прах и будут забыты, маяк все так же будет источать свои импульсы в
черное небо, указывая путь к спасению.
Установить маяк на Цевере было несложно. Труднее было другое - найти
силы, не желавшие этого. И убившие трех предшественников Мартеля. Если
силы эти угрожают Маяку, они должны быть нейтрализованы. Сделать это мог
только человек.
Корабль, на котором предстояло лететь Мартелю, был готов, дата
назначена, маршрут известен, задание - тоже.
Когда до отлета оставались считанные часы, Мартель почувствовал, что
между ним и миром, окружавшим его, разверзается пропасть. Он продолжал еще
ходить среди этих людей, говорить что-то, насвистывать, совершать
привычные действия. Но внутренне он был уже не здесь. Он был уже там, на
Цевере, один на один с сит



Назад