8ad0e665

Горбовский Александр - Находка



Александр Горбовский
Находка
В западной оконечности территории раскопок прослеживаются следы скопления
кусков глины и каменных обломков, большинство которых не имеет определенной
формы и назначение которых не ясно. Обращают на себя внимание обломки с
острыми краями, которые могли быть использованы возможными обитателями
стоянки..."
Исидор Саввич отложил ручку и ласково посмотрел на стопку исписанных
листков. Стопка была довольно солидной, она уже не помещалась в папке, и это
радовало его. Правда, предстояло исписать еще примерно столько же.
Совокупность этих исписанных листков и должна была составить то, что
обозначается термином "докторская диссертация". Собственно говоря, только ради
этого и сидел он сейчас в этот жаркий августовский день на месте раскопок,
вдали от цивилизации, под этим раскаленным тентом. Более удачливые сверстники
и коллеги давно стали уже докторами и проводили сейчас время где-нибудь на
собственных дачах или курортах.
Исидор Саввич отогнал эти мысли, мешавшие работать, и снова взялся за
перо.
"Отсутствие каких-либо следов огня, керамики, а также костных остатков
никоим образом не может служить доводом в пользу предположения, что ареал,
избранный для работы экспедиции, не мог служить некогда местом стоянки
обитавших здесь племен. Подобная постановка вопроса представляется нам сугубо
спекулятивной и антинаучной..."
Было жарко. Он выпил кефира, который стоял рядом в ведре с холодной водой,
хотя легче от этого не стало. Рубашка прилипла к телу, но чувство достоинства
не позволяло ему снять ее. В свои пятьдесят лет он цепко держался взглядов,
привитых ему в молодости. Начальник экспедиции - и вдруг расхаживает перед
своими людьми гольм по пояс! Разве может человек в таком виде сохра-нить
авторитет или уважение? А он весьма дорожил и тем и другим. Вот почему,
завидев торопливо приближавшихся к нему Володю и Тимофея, он почти бездумно,
рефлекторно придал лицу своему то выражение, которое больше всего
соответствовало его представлению об ученом, поглощенном чрезвычайно важной
работой.
- Да? - рассеянно фальцетом спросил он, не поднимая головы.:
- Исидор Саввич! - Володя с трудом переводил дыхание. - Идите скорее - что
мы нашли! Мы оставили все, как было...
Он был сыном его приятеля, этот Володя. И вот, окончив школу и начитавшись
о всяких открытиях и загадках, напросился в экспедицию.
- Ну, так что же там случилось? - Теперь он мог позволить себе отложить
перо и взглянуть на них.
- Уж вы, Исидор Саввич, сами пойдите посмотрите. - заговорил Тимофей. -
Потому что мы как увидели, сразу - к вам...
Исидор Саввич неохотно стал было подниматься, как вдруг сладостное,
щемящее чувство охватило его. Предчувствие открытия, это было ощущение,
которое не посещало его с отдаленных студенческих лет. Но уже через секунду
эту светлую и бездумную радость заслонила другая. Он представил себе уважение,
почет и плохо скрытую зависть своих коллег, увидел себя делающим сообщение об
открытии на одном из конгрессов, увидел корреспондентов, подобострастно
берущих у него интервью. За какую-то долю секунды он успел во всех деталях
представить себе тот крохотный бугорок, который в его масштабах представая ему
Монбланом известности и Эверестом славы. И еще об одном успел по-думать он,
пока, шагая сквозь негустой кустарник, они пробирались к месту раскопок. Как
странно устроена жизнь! Ведь, собственно говоря, нашел не он, а они, эти двое,
десятиклассник Володя и Тимофей. Тем не менее, вся заслуга буд



Назад