8ad0e665

Гордеев Александр - Месть Саблезубых



Гордеев Александр
Смерть охотника
Месть саблезубых
Старушка ужасно устала, она с самого утра собирала на болоте клюкву,
относила ее в дом, и закладывала в бочку, часть на брагу, часть на зиму.
Зимой здесь только и остается что пить самогон да закусывать клюквой. Хотя
уж лучше так, летом бывало страшно. Hаезжали городские, причем все какие-то
дикие, то распрашивать начинают, а не падал-ли здесь поблизости
металичесский, сигарообразный предмет шестисотметровой длины, то начинают
способности экстерносовые, тфу не выговориш, искать, а в ягодный сезон и
вовсе жуть начинается. Марья Степановна вот ровно год назад померла,
приползла поутру, глаза дикие, ничего сказать не может, в крови вся, токмо
мычит сказать ничего так и не смогла, померла прям на пороге. Ох до ночи
управитьсяб, да запереться. А через недельку другую и бражка поспеет, можно
будет апаратик чудесный свой запускать, не простой аппаратик, а из той вот
штуки здоровенной, что в 1991 упала здесь. Вот Митрофаныч-та, токма эту
штуку вытащить и успел, а потом она в болоте-та и потопла, а через два дня
после того Митрофаныч весь пятнами красными покрылся, да волдырями,
помучался бедняга с недельку, да помер. Старушка поднялась по Гнилым
скрипящим ступенькам, и с трудом открыв дверь вошла в дом. Солнце уже почти
село, и бабуска решила что на улицу уже лучше не выходить, а запереться и
поужинать. Прежде чем зажечь тусклую самодельную свечку бабушка закрыла
ставни.
Да, надо заметить что она вовсе не всю свою жизнь провела на болотах в
обществе камаров и Митрофаныча, в молодости старушка знавала куда более
знатных кавалеров. О молодость, прекрасная пора. Бесчисленные графы, князья
и благородные офицеры Петербурга предлогали ей свои руки и сердца,
стрелялись из-за нее на дуэлях, совершали безрассудные поступки, писали
стихи, но, сердце ее увы уже было занято. Он, ее любимый был невысокого
роста, черноволос, кудряв, неплохой поэт и прекрасный любовник, говорят что
одним из его предков был негр. Знала его она уже года три, но ближе они
познакомились у одного в те времена весьма популярного писателя куда
пригласил ее друг семьи - Дантез. Он сразу очаровал ее посвятив ей свои
стихи:
Я помню чудное мнгновенье,
Передо мной явились вы,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты,
Hа утро он оделся, дал ей денег чтобы нанять кучера и ушел. А она лежала
и плакала еще не веря, еще надеясь, что он вернется, проигрывая в уме
диалоги. Он не вернулся. Через три дня она сама пришла на бал, состоявшийся
по случаю дня рождения одной знатной особы - жены бывшего купца, а ныне
дворянина. Играла музыка все в зале улыбались и перешептывались, она
приехала одна. Позади были темные и холодные Ленинградские улицы, перед
ней, в ярко освещенном зале разворачивалось действо. Мужчины в черных
смокингах пили из высоких хрустальных бокалов шомпанское, посреди зала пары
танцевали вальс, и там в глубене зала стоял он и улыбаясь с кем-то
беседовал. Она отдала плащ, и пошла к нему. Это бло ужастно, казалось что
за спиной все оборачиваются и смотрят на нее, казалось что все в зале
смеются именно над ней, казалось что все шутки отпускаются в ее адрес.
Словно во сне она увидела перед собой его, рядом с ним стоял порутчик
Ржевский.
- Порутчик Ржевский, - представился тот улыбаясь, - позвольте пригласить
вас на танец.
- О нет, не сейчас, - ответила она.
- Здраствуйте моя дорогая, - он улыбался, он словно смеялся ей в лицо.
- Здравствуй, - ответила она, и что есть сил д



Назад