8ad0e665

Гордеев Марк - Улыбка Королевы



Марк Гордеев
УЛЫБКА КОРОЛЕВЫ
В школе пропала шапка. Лежала на подоконнике в учительской и исчезла.
Пострадавшая - молодая учительница - позвонила в милицию.
Кражи, независимо от размеров, хотя и составляют "будни милиции", нередко
оказываются более трудным орешком, чем иные убийства. Ведь они всегда
совершаются тайно. Вор надеется на свою ловкость, хитрость, опыт,
неуловимость...
Направляясь в школу, оперативный уполномоченный уголовного розыска Глеб
Горин настраивался на трудный поиск. Он шагал по засыпанной февральским
снегом улице, нахлобучив до самых глаз меховую черную шапку с козырьком.
Ветер швырял в лицо хлопья колючего снега и заставлял время от времени
поворачиваться спиной и переводить дух. В один из таких моментов Глеб
столкнулся с какой-то девушкой. Лицо ее было закрыто воротником почти до
глаз. Глеб извинился и пошел быстрее.
В учительской Глеб застал двух женщин: молодую и пожилую. Глаза у молодой
были красные. Она чувствовала себя виноватой: и потому, что оставила свою
дорогую шапку без присмотра, и потому, что вызвала милицию. Она была
расстроена не только пропажей шапки, но и явным неудовольствием маленькой
женщины со злым лицом - завуча школы, как узнал вскоре Глеб.
- Шапку могли украсть только наши ученики, - резким, визгливым голосом
сказала завуч. - Теперь такие дети пошли, просто ужас, - добавила она.
- Вполне возможно, - согласился Глеб. - Когда она пропала?
- На втором уроке, - ответила пострадавшая. - Я уходила - шапка лежала на
подоконнике. Пришла с урока - ее уже не было... Сперва подумала, что кто-то
пошутил, но... Наталья Степановна, - учительница наклонила голову в сторону
завуча, - сказала, что зашла в учительскую перед звонком, шапки уже не
было... Так жалко! Только купила за четыреста рублей! - еле сдерживая слезы,
добавила учительница.
Пока Горин расспрашивал учительницу о приметах шапки и возможных ее
похитителях, завуч вышла. Вскоре она вернулась, ведя за руку длинноногую
девочку лет тринадцати.
- Зина Лукашова из седьмого "а". Ходила на втором уроке в учительскую. -
Произнеся эти слова, завуч усмехнулась, как бы говоря: "Ну что? Разве я не
права? Разве в школе нужна милиция? В школе я, завуч, всё, в том числе и
милиция!"
Девочка стояла возле двери и теребила рукой конец черного передника.
Подойдя вплотную к Горину, завуч тихо сказала:
- Девчонка из плохой семьи и уже замечалась в краже... Горин внимательно
посмотрел на девочку, испуганно жавшуюся к косяку, и спросил:
- Зина, ты была в учительской на втором уроке?
- Да... Меня Анна Андреевна посылала за указкой...
- Кто был в учительской?
- Никого не было.
- А... шапку ты видела?
- Нет... - Зина посмотрела на учительницу математики, новую шапку которой
хорошо знали все девочки, и только тут поняла, зачем ее привели. Краска
залила лицо девочки.
- Лукашова, не ври, говори следователю правду, пока тебя не увезли в
милицию, - повысила голос завуч. При этом она оперлась руками о стол,
прищурилась и, почти сладострастно растягивая слова, в упор глядя на
девочку, добавила: - Признавайся. Отдай шапку, пока не поздно. Отдай
по-хорошему!
Девочка зарыдала.
Горин подошел к ней, обнял за плечи и вышел вместе с Зиной в коридор.
- Ладно, не брала так не брала. Перестань реветь, вытри слезы. Смотри,
какая сразу стала некрасивая... Скажи мне лучше, ты ходила за указкой сразу,
как начался урок?
- Нет... Нас спрашивали, а потом учительница меня послала.
- Ладно. Успокойся и жди меня здесь. В учительской Глеб за



Назад