8ad0e665

Горенштейн Фридрих - Последнее Лето На Волге



Фридрих Наумович Горенштейн
ПОСЛЕДНЕЕ ЛЕТО НА ВОЛГЕ
Повесть
Волга! Волга! Весной многоводной
Ты не так заливаешь поля,
Как великою скорбью народной
Переполнилась наша земля...
Н. А. Некрасов
1
После июльских сильных дождей уровень волжской воды быстро поднялся, и
река на много километров вглубь залила левый низкий берег. Полои, залитые
места, были особенно широки, потому что не успела полностью схлынуть вода
весеннего половодья, которое продолжалось в этом году до начала июня. Только
лишь весенний разлив пошел на убыль, как начался летний паводок, еще более
бурный.
Обычно ежегодные половодья или внезапно случающиеся паводки - это время,
наиболее благоприятное для судоходства, но в этом году паводок сопровождался
такими сильными ветрами, такой непогодой, что расписание движения теплоходов
нарушилось и мне пришлось застрять в одном из небольших волжских городков.
Лет десять назад попав в эти места, на верхнюю русскую Волгу, я более не
ездил на традиционные - престижные, обжитые - курорты, а лето за летом
приезжал сюда. Так минуло девять лет, и наступило лето десятое, последнее
перед переменой жизни.
Когда видишься с кем-либо или видишь что-либо в последний раз, становится
понятной, как ученический стишок, сложная теория Шопенгауэра о мировой воле, о
"вещи в себе".
Я всегда беру с собой в подобные поездки несколько книг - философию и
поэзию. Прозу не беру никогда. Проза требует неподвижности, тогда как
философия и поэзия хороши в движении. Книги эти за некоторым исключением я
беру бессистемно. Вот случайно задержал взгляд на Шопенгауэре, когда собирал
дорожный саквояж, и оказалось в этой своей последней поездке по Волге без
Шопенгауэра хоть плачь, хоть караул кричи. Оказалось, невозможно понять даже
волжский пейзаж, не говоря уже о волжских впечатлениях, без учения Шопенгауэра
о созерцании. Учение о созерцании как о совершенном акте познания. "Спокойное
лицезрение непосредственно предстоящего предмета: дерева, скалы, ландшафта,
теряется в этом предмете и остается лишь чистым субъектом, чистым зеркалом
объекта. Предмет как бы остается один, без того, кто его воспринимает, и даже
нельзя отделить созерцающего от созерцаемого". В этом учении Шопенгауэра я бы
только слово "спокойное" подменил словом "отрешенное", когда от печали
тяжелеет сердце. В прощальном взгляде всегда горечь, всегда тоска умирания,
представление о том, как окружающий тебя мир будет жить без тебя, и вдруг
наступает радостно-тоскливое языческое чувство потери себя и слияния с этими
заболоченными котловинами, с этими красно-бурыми суглинистыми холмами, как и
котловинами, поросшими лесом - осиной, ольхой, березой и елью... Ель, ель, ель
без конца. Изредка сосна, но главным образом ель. Лес редеет у прибрежных сел,
где холмы очищены от деревьев и обращены в пашни, а за селами опять ель, ель,
ель...
Плывешь мимо волжских берегов правого нагорного, торжественно-высокого, о
который с силой бьются волны, и левого, обыденного, лугового, затопляемого в
половодье. Тишина, только слышно на палубе: "Чего?" - "Ничего..." Русь
чирикает...
Я люблю верхнюю, болотисто-лесистую, сырую, озерную, русскую Волгу больше
низовой, азиатской, с песчано-глинистой степью по берегам и с пряным запахом
близкой пустыни. Да и сама-то Волга в верховьях имеет вид длинного мелкого
извилистого озера, затопляющего во время половодьев леса и луга. На низовой
Волге, где река по-морскому широка, а берега низки, разливы редки. Конечно,
истинная Волга - низовая



Назад