8ad0e665

Горенштейн Фридрих - Зима 53-Го Года



Фридрих Наумович Горенштейн
ЗИМА 53-го ГОДА
Повесть
1
Ким стоял пригнувшись и смотрел, как уползает в темноту скребок,
металлический ковш, прикрепленный тросами к барабанам лебедки. Выработка была
освещена лишь метра на два от него карбидной лампой, висящей на "мальчике" -
короткой стойке, вбитой между почвой и кровлей, далее скребок вползал в
сумерки, а в самом забое, где лежала руда, была полная тьма, и приходилось
пускать скребок по счету. Он считал до пятнадцати, потом отпускал левый рычаг,
нажимал правый, и скребок полз назад, волоча перед собой руду к отверстию,
прикрытому решеткой из сварных рельсов. Он пускал скребок, как невод в пучину
океана, и каждый раз с колотящимся сердцем ждал улова. Левая рука его
кровоточила, вспоротая на ладони тросом, и он обернул ее платком. Поверх
платка Ким натянул брезентовую рукавицу, однако она топорщилась, мешала
пальцам плотно ухватить рукоять, и от этого лебедку уже несколько раз
заклинивало. Волосы под каской унего слиплись, а на щеках, разъедая кожу,
щемили подсохшие капли горячей смазки, брызнувшей из разогретой лебедки.
"Могло ведь выжечь глаза,- лениво подумал Ким,- только бы скребок не
притащил глыб".
Он стоял, жадно вытянув шею, и смотрел в темноту. Скребок был плотно набит
влажной жирной рудой. Она легко просыпалась сквозь прутья отверстия. Глыба
была одна, небольшая, с синеватым отливом, значит, мягкая. Он решил
расколотить ее в следующий раз, когда подберется несколько.
К тому ж Ким нашел удобное положение тела, откинувшись назад, он больше не
чувствовал боли в позвоночнике, лишь затылок изредка словно сосало что-то,
натягивая туго кожу сзади, было не больно, но как-то мерзко, однако он и тут
обнаружил: стоит сглотнуть слюну, и затылок отпускает.
Скребок появился наполненный синеватым чистым порошком, весело
поблескивающим в свете карбидной лампы. Скребок начал появляться чаще,
очевидно, мозг уже не нуждался в свете, руки автоматически жали на рычаги, они
не способны были ошибиться, ибо были уже мертвы. Вряд ли живые пальцы так
ловко протискивались бы меж наматывающимся тросом и барабаном, выпрямляя трос.
Живые пальцы давно б расплющило, изорвало в клочья. Ленты тормозных колодок
запеклись, стали гладенькими, точно полированными, барабан забуксовал. Ким
подобрал с влажного грунта деревянную щепку, просунул ее меж лентой и
металлом. Лебедка дернулась, дерево тлело, красноватые искры потрескивали,
воспаленные дымом глаза слезились, но скребок был неподвижен. Тогда Ким один
рычаг придержал ногой, а на второй навалился обеими руками, всем телом, лицо
его было вровень с горячим кожухом, где изнемогающие шестеренки плевались
горячей смазкой.
Когда скребок выполз из темноты и начал приближаться в сумерках, Ким
увидел перед ним несколько шевелящихся теней. С пересохшим горлом он ждал их
появления на границе света, они не появлялись уже давно, возможно, более часа,
но позвоночник еще до сих пор не отдохнул, теперь он понял, что уговорил себя,
придумав это положение тела, которое вовсе не уменьшало боли, может, только
отвлекало, потому что он висел, неестественно откинувшись назад, и надо было
все время думать о равновесии, чтобы не упасть. Впереди глыб полз маленький и,
как ему показалось, хитрый обломок. На вид такой плоский, чешуйчатый обломок
кажется легким, безобидным, однако, упав даже с небольшой высоты, он своими
острыми краями легко и мягко переламывает кости. За обломком катился круглый
валун, очень увесистый, в разных направлениях



Назад