8ad0e665

Горцев А - Белый Монастырь



А.Горцев
Белый монастырь
Вырвавшись из каменных объятий скалистой теснины, река неудержимо
мчалась куда-то вниз. С гневным грохотом она штурмовала обломки скал,
забившие русло, - в фонтанах брызг солнце дробилось на радужные кванты. От
грохочущей, пенящейся массы веяло такой неодолимой мощью, что Владимир
покачал головой: попробуй останови...
От этого места начинались десять тысяч ступеней, ведущих к Белой
Часовне, - там, наверху, ожидал сюрприз, обещанный ему Джерри.
Поднимаясь асе выше, Владимир чувствовал себя как никогда счастливым, -
один в сосновом сумраке, пахнущем прогретой смолой. Под ногами лежали
ступени, высеченные в скале. Отполированные миллионами шагов, они теперь
были покрыты давно нетронутым ковром сухой хвои.
Ничто в природе Владимир не любил так, как горы. Ему казалось, что он
понимал породившую их Землю, - ей словно прискучило однообразие равнин и
океанов, и она стала творить из своей каменной одежды недвижимых гигантов,
обрядив их в зеленую парчу лесов, украсив ожерельями звонкой воды и
увенчав коронами снегов.
Прошло около грех часов, когда серовато-красная колоннада сосновых
стволов, наконец, расступилась и Владимир оказался перед наклонной белой
стеной. Она как бы продолжала холм, уходя выше сосен в темную синеву.
Наверх вели еще четыре марша ступеней, выходивших на крышу, мощенную
идеально подогнанными каменными плитами. Подойдя к барьеру, Владимир
обомлел. Воздвигая часовню, древние строители знали, что делали: над
ступенчатой перспективой возвышавшихся холмов, в синеющем просторе встало
белое видение Чомо-Ганги, иначе Белого Монастыря.
Вершина выглядела словно колоссальный многобашенный храм, и Владимир
почувствовал, как по спине пробежал холодок почти суеверного восхищения.
Накануне, во время ночного полета, он видел лишь силуэт Чомо-Ганги на
мерцающем звездном фоне. Но теперь, отсюда, эта белая громада, освещенная
боковым солнцем, вторглась в самую душу. Да, лучшего сюрприза Джерри не
мог и придумать...
Внезапно шуршание шагов по каменным плитам заставило Владимира
обернуться. От испуга и изумления он остолбенел. То, что стояло перед ним,
не было привидением. Оно было реально и отбрасывало безобразную тень,
похожую на размазанную кляксу. Котлообразная голова - или туловище - была
приподнята метра на полтора тремя мощными членистыми лапами и несла на
себе решетчатую раму. Каждая лапа кончалась ступней вроде распяленной
банановой грозди. По окружности головы зияли отверстия, видимо глаза, а
пониже торчал хобот, свернутый спиралью.
Космический гость? А может, злой дух во плоти, охраняющий Часовню? Но
уродливое создание не дало ему времени размышлять.
- Обедать, господин Светлый, - сказало оно странным скрипучим голосом.
- Господин Темный ждет внизу...
По трем его лапам переливалась волна едва уловимой дрожи. Владимир
молчал, оправляясь от шока. Кажется, он начинал понимать, в чем дело.
- Кто ты? - спросил он.
- Носильщик Цзамбо, господин Светлый. - Скрип доносился откуда-то
изнутри головы. - Господин Темный включил Цзамбо. Велел принести вас вниз.
Цзамбо ходил быстро-быстро.
Сказав это, он услужливо сложился чисто механическим движением,
одновременно подогнув все три лапы.
Все стало ясно. Это и был сюрприз Джерри; он находился, видимо, в том
тяжелом зеленом ящике, который они погрузили в аэроплат первым. От него
тянуло теплом и своеобразным запахом, вроде аммиака, вызвавшим у Владимира
приступ отвращения. Тщетно он пытался восхититься целесообразностью этог



Назад