8ad0e665

Горчаков Овидий Александрович - Внимание - Чудо-Мина !



Овидий Горчаков
Внимание: чудо-мина!
Лауреат премии Ленинского комсомола писатель Овидий Александрович
Горчаков в годы войны был партизаном-разведчиком, минером-подрывником,
прошел по тылам врага от Брянских лесов до Германии.
Его перу принадлежат книги "Вызываем огонь на себя", "Лебединая песня",
"В гостях у дяди Сэма", "Максим" не выходит на связь", "Падающий дождь" и
другие. Он пишет рассказы, киносценарии.
Повесть "Внимание: чудо-мина!" написана на документальной основе.
В феврале 1963 года Овидий Горчаков в очерке на страницах газеты
"Известия" впервые рассказал о таинственных взрывах в захваченном врагом
Харькове, о чудо-мине, о славной минно-подрывной операции Великой
Отечественной войны. Очерк вызвал массу откликов, автор получил сотни писем
от читателей, в том числе и от участников описанных им событий. Почти десять
лет продолжался писательский поиск, прежде чем подвилась эта повесть,
рассказывающая горячо и взволнованно о беспримерном подвиге наших минеров и
разведчиков, военных инженеров и саперов, изобретателей и
вожаков-коммунистов, героев рабочего Харькова.
Часть первая
В ГРОЗОВУЮ ОСЕНЬ СОРОК ПЕРВОГО
СЕКРЕТНОЕ ЗАДАНИЕ
В то утро, в то холодное и дождливое осеннее утро 1941 года главные
действующие лица этой драматической были, словно подчиняясь некой
центростремительной силе, спешили, неслись навстречу друг другу, чтобы
неотвратимо связать б тугой нерасторжимый узел свои судьбы...
Автострада Москва - Симферополь. Хлещет ливень, сечет облетевшие
сквозные рощи вдоль шоссе. Вздымая буруны воды и грязи, мчится автоколонна.
Впереди - камуфлированная "эмка" с маскировочными прорезями на фарах. За
"эмкой" - два десятка обыкновенных, окрашенных зеленой краской ЗИСов и
"газиков". Поочередно объезжают они вслед за головной машиной воронки от
немецких авиабомб, вспоровших шоссейное полотно.
Одна из воронок все еще дымится. Над воронкой покосился вкопанный в
обочину дорожный указатель с полуразмытой дождями надписью "ОРЕЛ - ХАРЬКОВ".
В кювете догорает, чадя, остов полуторки. Черный дым, тяжелый бег набрякших
мрачных туч, шальной полет палых листьев...
Слезится ветровое стекло "эмки", качается, нервно подергиваясь,
"дворник".
"Как одинаковы всюду фронтовые дороги!" - думает полковник Маринов.
Минск, Могилев, Рославль... В памяти, как в калейдоскопе, мелькают
охваченные дымом, пламенем и лихорадкой отступления родные города. Яростно
отбиваясь, армия откатывалась на восток, а он, полковник Маринов, офицер
Генштаба, как и тогда, в Испании, делал все, что было в человеческих силах,
чтобы на день, хоть на час задержать огненную лавину нашествия, чтобы враг
не прошел.
Теперь, в конце сентября, на четвертом месяце великой войны, уже мало
кто сомневается, что Красной Армии удалось сорвать гитлеровский план
"блицкрига" - "молниеносной войны", Правда, это удалось сделать ценой
неимоверных потерь, зато выиграно жизненно важное для страны время. Теперь,
в Харькове, кажется, он, полковник Маринов, и его минеры сумеют сделать
больше, чем на всем горьком и героическом пути от Минска, от западного
рубежа Родины.
На коленях полковника лежит свежий номер "Правды". Прихватил с собой из
Москвы, чтобы от корки до корки прочитать в дороге. Глухо говорится в газете
о завершении боевых действий советских войск в "котле" восточнее Киева, об
отрядах и группах, прорвавшихся на восток, к своим войскам. Но полковник
слышал в Генштабе о гибели в окружении многих наших славных дивизий во главе
с командующим войс



Назад