8ad0e665

Горланова Нина & Букур Вячеслав - Тургенев - Сын Ахматовой



Нина ГОРЛАНОВА, Вячеслав БУКУР
Тургенев - сын Ахматовой
Начинаю вести дневник. Меня зовут Таисия, я заканчиваю восьмой класс".
Тут она вспомнила, что не подписала тетрадь, взяла фломастеры и вывела
зеленым:
"ЛИЧНЫЙ ДНЕВНИК ЛИЧНОСТИ ТАИСИИ"
Но буква "Д" показалась ей кривой, и она обвела ее красным. "Д" побурела,
как сердитый осьминог. Таисия сделала вокруг нее оборочку желтого цвета.
- Японские макароны! - закричала Таисия.- Все слилось.
Кот Зевс прищурил глаза на всякий случай: вдруг он в чем-то виноват?
"Хочу написать о главном. Звонят в дверь..."
Это приехал из Чечни Димон, поклонник и одноклассник сестры Александры
(всего у Таисии три сестры и один брат).
- А-а-лександра а-дома? - спросил Димон.
Таисия уже знала, что он контужен на войне, но не знала, что он заикается.
Она наспех объяснила: Александра скоро придет из института. Димона усадила в
кресло, а сама - снова к дневнику.
Димон сел и сразу начал падать в сон. Чтобы не заснуть, он спросил:
- Стихи пишешь?
- Да так...- универсально ответила Таисия.
- А я в первом классе написал одно стихотворение.- Димон уже успокоился и не
заикался, хотя немного пропевал слова, плавно так.
- Прочтите, если помните,- с надеждой на его забывчивость попросила Таисия.
Димон звонко подал текст - у него даже голос изменился:
- Ручей.- Он выпрямился в кресле.-
Средь оврагов и скал,
Среди гор и камней
Одиноко бежал
Разговорчивый ручей.
Встречались на дороге реки,
Встречались и моря.
И ручей думал про это:
Родина моя.
- Не хуже Пригова,- дипломатично похвалила начитанная Таисия.
- После контузии я вспомнил, что учусь в первом классе, и долго это у меня
было...
Если бы Димон в первом классе знал, что через десять лет "среди гор и
камней", на нелепой войне с чеченцами, горцами, он будет контужен, то ручей
бы у него бежал не по пересеченной местности, а свернул бы вовремя в сторону
и умчался бы без оглядки от этой Родины (через реки и моря).
Он понял, что вежливость заявлена, и тотчас сладко заснул, сопя равномерно,
как по команде (вдох - выдох).
"Хотела написать о главном, но пришел Димон, и я напишу о нем, а потом уже о
главном. У меня есть старшая сестра Александра. Ей двадцать лет. Она учится
в педагогическом. Когда я хочу ее разозлить, то кричу:
- Александра Македонская, Александра Македонская!
Это ее бесит. Ей хочется быть маленькой и тощей, как я. Она говорит, что мне
повезло, а за нею бегают только маленькие и коренастые шкафчики, как Димон".
- Сержант, ноги! Ноги, сержант! - закричал Димон, совершенно не заикаясь.
И проснулся от собственного крика. Рассказал, что в Грозном у его сержанта
оторвало ноги и он помогал грузить... Димон уже в госпитале начал кричать
каждую ночь: "Сержант, ноги!" Врач обрадовался: память быстро
восстанавливается, значит!
Таисия с щемлением сердца слушала его. Она уже знала, что у сестры есть
новые поклонники. Плохо, что Александра не ведет дневник, думала Таисия, я
бы подглядела, кто самый добрый. Я бы ей сказала: "Выбери самого доброго!" А
без дневника ничего нельзя сделать.
- Если б вы, Дима, вели дневник, то врач бы дал его вам почитать и можно
было очень быстро все вспомнить!
- Если еще после контузии буквы вспомнишь, то прочитаешь, конечно,- с
поддельной серьезностью, как говорят с детьми, сказал Димон.
Таисия, как всегда от сильных чувств, захотела есть. Она взяла из
холодильника фарш и стала его жарить. Димон сказал, что печень у него не
выносит запаха - в Чечне он дважды переболел желтухой. Там, сред



Назад