8ad0e665     

Горшков Валерий - По Прозвищу Ворон 03



ВАЛЕРИЙ ГОРШКОВ
ПО ПРОЗВИЩУ ВОРОН. ДВОЙНИК.
Анонс
Бывший командир СОБРа Сергей Северов, в результате мести преступников потерявший жену и дочь, уходит в «подполье» и под псевдонимом Ворон самостоятельно ведет беспощадную войну с питерской братвой.
Уничтожив нескольких видных криминальных авторитетов, он решает ликвидировать последнего из них, совершающего свои кровавые . акции от его.
Ворона, имени.
Мститель-одиночка не оставляет без внимания и действия афериста Иванько — этот жулик, создав финансовую пирамиду, сумел ограбить свыше сотни тысяч человек.
Положение Ворона осложняется тем, что на него начинается настоящая охота со стороны «компетентных органов»...
ПРОЛОГ
Они никак не могли решить, что же делать с этой девкой?
Бригада уже получила за заложницу в качестве аванса сто тысяч баксов от ее отца, крупнейшего питерского финансиста, предоставив деляге видеопленку, из которой следовало, что его ненаглядная жива-здорова.
Однако вторые сто кусков этот денежный мешок соглашался отдать только при освобождении девицы из рук в руки.
Бригадир, тяжелый детина родом из Сибири, с руками, напоминающими лесные коряги, пребывал в нелегком раздумье.
А подумать действительно было над чем.
Он сколотил группу, основной костяк которой составляли всего три человека, два года назад. Безопасным и прибыльным рэкетом заниматься стало уже поздно — питерский рынок был давно поделен и надежно охранялся братвой.
Подались в киднепперы. И дела пошли успешно. Гарантией и основой их удачного бизнеса, как считали все трое братков, являлось обязательное — после получения выкупа, понятно, — уничтожение заложников.
Но теперь Бригадир определился: нынешнее дело — последнее.
И не потому, конечно, что в газетах стоял по их поводу несусветный хай, а некий «Ворон», или, как его еще называли в прессе, «убийца убийц», обещал лично уничтожить «зажившихся на этой земле уродов». (Это он так про них.) Не знал
Бригадир и того, что питерские менты получили на их группу прямую наводку и вот-вот выйдут на тайную хазу, — просто сибиряк чисто крестьянским, земляным нутром ощущал: пора уходить.
Но вот что делать с девкой?
Бригаде уже приходилось осуществлять такие операции — одновременный обмен заложников на баксы. При этом всегда группа уходила с долларами, оставляя клиентам трупы. Но опять-таки именно в нынешнем деле Бригадир буквально чуял какой-то подвох.
Вошел Фитиль, долговязый, с большим блатным форсом малый. Как же — три ходки на зону!
— Ну, надыбал начальник? Что будем делать с «задержанной»?
— Закапывать, — просто сказал тот.
Бывалый зек, похоже, не ожидал такого ответа, хотя «закапывать» девицу рано или поздно все равно пришлось бы. Да и сам Фитиль делал это не один раз и даже как бы в охотку. Впрочем, тут было, скорее, другое.

За три дня пребывания заложницы на хазе блатарь определенно прикипел к ней.
Вообще эта дочка финансиста оказалась стервой в своем роде удивительной.
Ее не только не напугало похищение — она восприняла его восторженно, как давно ожидаемую, но все время откладываемую веселую загородную пирушку.
Бригадир, мужик кержацких корней и потому не терпевший блуда, запрещал браткам прикасаться к заложницам. Ребята воспринимали приказ с недоумением и затаенным раздражением, но слишком велик был авторитет сибиряка.
Здесь же все пошло наперекосяк. Эта пятнадцатилетняя шлюшка за каких-нибудь полдня самым натуральным образом совратила пацанов. Появилась водяра — спиртное кержак тоже категорически запрещал; — и начался настоящий шалман. И Бри



Назад